Наверх
vorle.ru

Дети-актеры умеют говорить о боли

Культура

Музыкальный театр в Белгороде первый раз открыл сезон спектаклем детской труппы актеров.

Могут ли дети говорить со сцены о глубоких вещах и серьезных проблемах? Можно ли показывать маленьким зрителям спектакли с глубоким смыслом? А если эти спектакли какими-то сценами пугают? Могут ли дети, играя роль, соприкасаться со злыми и мрачными сторонами жизни?

Всеми этими вопросами задавались руководители детского музыкального театра, являющегося подразделением белгородской школы искусств № 1. Они мучились, спрашивали сами себя и друг друга, а затем решились на беспрецедентное действие — открыли нынешний театральный сезон сложным спектаклем "Дикие лебеди". Труппа, играющая в нем, состоит из учеников ДШИ.

Сцена дарит свободу

Когда мои собеседники говорят о театре, премьере, юных актерах, у них загораются глаза, а в голосе звучат искренние эмоции. Так рассказывают только о любимых вещах.

Директор ДШИ № 1 Лариса Беляева обращает внимание на то, что театр - это синтетический вид искусства, и их воспитанники могут быть задействованы в постановках и как актеры, и как певцы, и как декораторы. Они соединяются в общем деле и, видя конечный результат, осознают свою востребованность. Лариса Беляева, возвращаясь к истории создания театра, говорит, что в этом и состояла идея его открытия — дать детям стимул к развитию, к укреплению своей самооценки.

Вспоминая юных актеров совсем детьми, их учителя говорят о том, что многие были зажаты, боялись не только сцены, но и вообще взаимодействия с большим коллективом. Были ученицы, которые буквально падали в обморок, отвечая в школе у доски. А сцена "вылечила", помогла адаптироваться и вселила уверенность, подарила свободу.

Заместитель директора ДШИ № 1 Марина Белоусова тоже приводит конкретные примеры перевоплощения детей. "Есть у нас Николай, который играл сначала Зайца. Ему и играть было не надо — пугается, трясется, заикается, ну, истинный пугливый зайчонок. Он занимается у нас шесть лет. В новом спектакле он сыграл Епископа, и так здорово раскрылся, что от его игры - мороз по коже".

Лариса Беляева и Марина Белоусова в один голос озвучивают свои сомнения, которые терзали их перед премьерой. Ведь, такого у них никогда не случалось, а по театральным поверьям сезон будет таким, какова была премьера. Будут ли дети соответствовать уровню, заданному взрослыми актерами, справятся ли? Оказалось, что справились, смогли и даже в чем-то "переиграли" профессионалов.

Неординарный спектакль

Спектакль, открывший театральный сезон, считается сложным в музыкальном и нравственном смысле. Сама постановка тоже неординарна. Вокальные партии написаны для профессионалов, и дети, не занимающиеся вокалом, не "вытянули" бы их.

Что касается нравственных аспектов, то, как считает Лариса Беляева, это не детская сказка. (А Андерсон — вообще не очень детский писатель - прим. ред.). "Здесь вынесены на поверхность вопросы взрослой нравственности. Так, понятие жертвенности — очень взрослое, зрелое. Оно влечет за собой глубочайшие вопросы: что такое жертва? Чем и для чего я могу пожертвовать? Что такое человек? Что такое нравственность? И очень сложно суметь донести эти темы до детской аудитории, но наши юные актеры смогли. А это значит, что они сами для себя верно ответили на эти вопросы".

Еще один нюанс, который заставляет размышлять учителей — это то, что детям необходимо в процессе работы над ролью пропускать через себя сильные эмоции. А в новом спектакле нужно работать со злостью, корыстью, язвительностью. И дети делают это блестяще.

Постановка как шарманка

Помощник режиссера, артист-вокалист ДМТ Сергей Коровин буквально прибегает к нам со сцены, едва смыв грим Принца. Он рассказывает, что среди педагогов идут споры, стоит ли давать детям "злые", "темные" роли. Но, по его мнению, не познав негативные стороны жизни, невозможно ценить добрые и светлые чувства. "Может быть, разбудив в себе что-то черное, мерзопакостное на сцене, ребята поймут, как это нехорошо, и не захотят испытывать подобные эмоции в реальности".

Сергей работал как помощник режиссера во время подготовки спектакля "Дикие лебеди". Он видел все изнутри и принимал в процессе непосредственное участие. Сама постановка готовилась в течение года.

Детская труппа уже великолепно знала актерскую и драматическую технику благодаря режиссеру, которая первой занималась с юными артистами. Согласно классическим канонам в рамках роли они учились искать в себе внутренний конфликт и процесс его преодоления, за которыми будет интересно наблюдать зрителю.

Режиссер Елена Булахова, на собственном профессиональном опыте зная "кухню" кукольного театра и занимаясь музыкой, при постановке спектакля "Дикие лебеди" привнесла в него специфические средства выразительности, присущие как раз этим модальностям искусства.

Сергей начинает прибегать к образам: "Это было похоже на шарманку, заставляющую нырнуть глубже. Это уже наполнение пауз, когда возникает магия театра. И струны души у зрителей тоже начинают резонировать".

Сергей говорит, что этот вариант сказки был похож также на средневековую новеллу из книжки: на каждой новой странице — своя зарисовка, и это интересно, но к этому готов лишь очень искушенный зритель.

Он понимал это, и когда в конце августа стал подготавливать спектакль к премьере, потому что Елене Булаховой пришлось уехать, учел предыдущий опыт коллег. На все у него было лишь восемь репетиций. И в конце сентября зрители увидели долгожданных "Диких лебедей".

Детская психика — это алмаз

Сергей Коровин с удовольствием говорит о своих воспитанниках, характеризуя их как "по-хорошему зараженных театром". Он поясняет, что если направлять эту "зараженность" в нужное русло, то юным актерам не будет цены.

Указывает и на некоторые моменты, из-за которых работать с детьми тяжелее, чем со взрослыми. Ребята живут по расписанию своей семьи и школы, и здесь прослеживается ограниченность во времени, которое они могут посвящать театру. Кроме того, от юных актеров требуется вполне взрослая дисциплина, и им приходится демонстрировать огромную силу воли.

"Детская психика — это алмаз", - говорит Сергей. Он считает, что у ребят легко отбить охоту к театру, поэтому нужно начинать с самых азов и действовать без нажима. Дети не работают, они непосредственны на сцене и поэтому их невозможно переиграть. О премьере Сергей рассуждает так: "Маленькие зрители не пугаются устрашающих мест в постановке, поскольку им это преподносят их сверстники. Если бы такой спектакль играли взрослые, возможно, он получился бы темным. А дети внесли в него то светлое, что есть в них самих".

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ