Наверх
vorle.ru

Белгородский Лувр

Интервью

Архитектор Сергей Доценко планирует построить в Белгороде музей с мировым именем.

Член-корреспондент Международной Академии Архитектуры стран Востока заслуженный архитектор РФ Сергей Доценко любит мечтать. Размахом, глобальностью, смелостью его мечты совершенно не похожи на мечты солидного человека, который в жизни добился очень многого. Скорее, его планы и задумки выходят в стиле незашоренных и свободных от всяких условностей молодых людей. Ну, чего стоит хотя бы одна идея построить в Белгороде грандиозный по размерам и масштабам экспозиции музей. Музей равный парижскому Лувру или лондонскому Британскому музею.

Нетрадиционные проекты

- Сергей Иванович, идея строительства грандиозного музея возникла в рамках градостроительного плана или это исключительно ваша личная мысль?

- Сугубо моя. Ближайшими планами в Белгороде что-то подобное вообще не предусмотрено. Но я последние восемь-десять лет вообще занимаюсь какими-то более глобальными вопросами. Вот, например, мост на Сахалин или реконструкция железнодороджной сети в Москве.

- Почему вы беретесь за это?

- Мне это интересно, потому что делать гостиницы, офисы, жилые дома, аэропорты, которых уже запроектировали сотни и тысячи - это не то, что заслуживает внимания. Это происходит из года в год. Это все уже было в прошлом. А те проекты, о которых я говорю - это нетрадиционно.

- Хорошо, а почему именно музей?

- Я уже занимался разработкой проектов музеев: музей Щепкина, музей Станкевича. У меня был проект музея для фонда Ага Хана. Это мощный спонсор, который помогает образованию, медицине и архитектуре. Он установил премию Ага Хана в области архитектуры, которая больше Нобелевской премии. Я делал туда проектное предложение в 2005 году— макет для Стамбула. Это должен был быть музей современной исламской архитектуры, мотивы и приемы которой я широко использовал в этом проекте. Это форма куба, наличие внутреннего двора, бассейнов, арок, куполов, минаретов, надписей арабской вязью, узоров из мрамора... Но этот проект не прошел. Теперь хочу попробовать предложить его для Баку.

Там сейчас был конкурс дипломных проектов, я возил работы двух своих дипломниц, мы получили дипломы второй степени, что является супер-достижением. Это очень хороший для первого раза результат. Мы никогда не участвовали в этом конкурсе, а там было представлено 600 проектов.

- Откуда приезжали участники?

- Кроме Прибалтики, Украины и Армении были представлены практически все бывшие республики СССР. Было много участников из российских городов.

- Как же будет называться наш музей?

- Музей искусств цивилизации. Сейчас я объясню: такой музей возможно создать, потому что 70 процентов всех экспозиций в любом музее находятся в запасниках. Я в Британском музее в прошлом году был раз 15 за две недели, я смог посмотреть — там два с половиной миллиона экспонатов — лишь наиболее громкие вещи. Потому что все посмотреть просто невозможно. Но я для себя сделал очень простой вывод: весь Британский музей, который собирался 250 лет и по сей день собирается - подарок. Дипломаты, офицеры, купцы покупали вещи, все везли в Англию и передавали в музей. Практически на каждом зале есть табличка "Подарок лорда такого-то".

Показать настоящее, чтобы создавать будущее

- Вы также хотите?

- А многое есть, что перенять. Например, в Лувре и в Британском музее можно фотографировать все, что хочешь, администрация рассматривает это как некую пропаганду музея. Потому что люди разъезжаются по своим местам и рассказывают, показывают. Вход там бесплатный для всех, нет билетов. Но на каждом входе стоит воронка и написано "Поддержи Британский музей. Дай 5 фунтов, 6 евро или 7 долларов". И я наблюдал, как идут дети и опускают 5 фунтов в эти воронки.

Заходят в музей - дальше я был просто поражен! - они из рюкзачков достают планшетики и начинают рисовать. Кто-рисует скульптуру Микеланджело, кто-то - картину Леонардо да Винчи или Рафаэля. Карандашами, фломастерами, шариковой ручкой. При том это дети не из каких-то художественнных школ, это самые обыкновенные школьники. Кто-то сидит, стоит, лежит, идешь по залам и думаешь, чтобы, не дай бог, на ребенка не наступить, потому что они - в самых неожиданных местах. Я заглянул — в принципе узнаваемо, что ребенок, рисует, то есть навык начинает появляться. Но самое главное - прививаются основы культуры.

- А что еще можно перенять?

- Вот система ночного посещения музеев, у нас тоже начали это практиковать в виде Ночи музеев. А во многих странах это давно норма. Еще продажа сувениров: это может быть что угодно с символикой музея: майка, чашка, конфеты, чай. Это тоже позволяет музею содержать экспозицию. Еще все крупнейшие музеи мира занимаются исследовательской работой, это все деньги.

- Почему такой интерес именно к музеям? Какова, по вашему мнению, задача музеев?

- Музеи — везде первое, что я смотрю. Они призваны показать настоящее, чтобы появилась заинтересованность в создании будущего. Впечатления от посещения музея должны остаться у человека, побывавшего в нем, на всю жизнь. И он должен приходить туда не один раз, и в идеале затем посещать его с детьми, внуками.

Музей формирует любовь к искусству: к прекрасному , к жизни, к конкретному художнику, скульптору. Еще через просмотр экспонатов появляется определенное отношение к различным религиям: мусульманству, буддизму, католичеству, иудаизму. Происходит обогащение через прикосновение к различным культурам.

Полувековое строительство

- Так, может, открыть музей поскромнее?

- Если делать музей, то серьезный, потому что краеведческие музеи есть в каждом городе. И они представляют интерес только для школьников. А все, что было значительного на местах, прочесали, собрали и увезли в крупные музеи.

Серьезный музей надо строить не менее 50 лет, собрать экспозицию. Что-то купить, что-то попросить через систему музеев, через Министерство культуры. Что-то пусть подарят нам, потому что — повторяю - 70 процентов экспозиций спрятаны в запасниках! Их никто никогда не видит. Ну, подарите одну мумию из Каирского музея, подарите одну скульптуру из Лувра, Британского музея. Да, это будут не самые крутые вещи, потому что значительные вещи надо покупать, а для этого должны быть спонсоры.

- Вам не кажется, что заявка очень весомая, если не сказать безумная?

- Да, я не боюсь этого слова. Мне несколько моих коллег сказали: "А зачем в Белгороде такой музей?". Я им ответил: "Когда вы такое говорите, вы перестаете быть работниками культуры. Вы - случайные люди в культуре. Вы не понимаете того, что будете писать там докторские диссертации, научные труды по экспозициям, вы будете работать в этой системе?".

Дальше мы, словно поддавшись общему очарованию идеи, говорим о будущем музее, как о чем-то свершившемся. Сергей Доценко рисует мысленные картины, и я их явственно вижу.

- Что там внутри?

- Это администрация, секторы: Древний мир, Древняя Греция, Европа, Северная и Южная Америка, Австралия, Океания. А центральный корпус — это Россия. Перед входами в корпусы, как бы предваряя каждую культуру, стоят скульптуры, начиная от египетских изображений и кончая Никой, которая стоит в Лувре. Здесь и Граждане Кале как символ Европы, и Статуя Свободы как символ Америки, и Рабочий и колхозница как символ России. Китайские вещи, индийские, острова Пасхи — все в этих постаментах. Скульптуры должны быть узнаваемы. Этот музей — весь мир под одной крышей, такая надпись у нас в центре.

- Пректировать кто его будет?

- Конечно, этот музей должен проектировать серьезный институт, возможно, не белгородский.

- Он большой? - снова спрашиваю я так, будто мы вот-вот отправимся к выстроенному за углом музею.

- 200 на 250 метров, в диаметре внутренний двор где-то 180 метров, и внешнее кольцо - примерно 240 метров. Высота больше 30 метров, 8 этажей — максимальная высота. Таким будет павильон России. И я думаю, что мы в нем найдем место и для Белгородской области.

Шаги к воплощению

- Вот мы все нарисовали, макет сделали, а далее? Какие шаги ведут к воплощению?

- В декабре в Москве будет международный смотр-конкурс по архитектуре "Зодчество-14" , этот объект я буду там представлять. Это серьезный конкурс, в прошлом году там было 450 работ в разных номинациях. В жюри входят знаменитые архитекторы со всего мира. Посмотрим, как профессиональная общественность самого высокого уровня отнесется к моему проекту. Интересна их реакция. Может, посмеются, может, в ладоши похлопают, может, какую-то грамоту дадут.

- Еще должен кто-то обсуждать проект?

- Мне уже задали вопрос, а было ли общественное обсуждение здесь? Но я считаю, что в этом обсуждении должны принимать участие не случайные люди, а профессионалы. Это все равно, что обсуждать литературное произведение и собрать первых попавшихся людей на улице. Вот нравится вам Солженицын? А они его не читали. Точно так же и архитектура. Есть фраза "В архитектуре, как и в футболе разбираются все". Если вынести такой вопрос, возможно, что 90 процентов скажут: "Ну, зачем нам в Белгороде такой музей?".

Можно сделать свободный доступ всех желающих после того, как оценку дали профессионалы. И люди с чем-то согласятся или нет, но будут понимать, что работа уже получила признание.

- Правильно я понимаю, что это не узко архитекутурная заявка? Кроме архитектуры, здесь привлечено еще много сфер.

- Туризм, в первую очередь. Вот в Баку конкурсы поддерживает не только совет архитекторов, но и Министерство туризма, потому что они понимают и видят значимость таких идей.

- Цена вопроса?

- Это миллиарды. Но, считаю, что лучше потратить эти деньги и оставить память на столетия, чем построить виллу на Канарах.

- А деньги где взять?

- Спонсоры, еще есть идея лотереи.

- Что для вас важнее: осуществление идеи, как таковой, или ее осуществление с обязательным условием расположения музея на белгородской земле?

- Я сам не белгородец, в Белгородской области я недавно — 30 лет. Но другого варианта расположения музея не вижу и не хочу. Хочу, чтобы он стал символом Белгородчины.

- Где его можно построить?

- В парке Ленина. Знаете место, где сейчас находится старый кинотеатр? Там все равно ничего не останется скоро. То домик построили, то еще что. Все же в центр хотят.

- Сколько потребуется времени?

- Пять лет уйдет на "философию", пока все утрясется. Три-четыре года - на проектирование. И остальное — стройка. Тоже не один год. Это же не панели в качестве материала. Это мрамор, гранит, другие дорогие и долговечные материалы. Должна быть прочная крыша, соответствующая столярка. Красивые и прочные лифты, эскалаторы. Нужно приглашать лучших строителей.

- Что еще из "изюминок"?

- Буквально на днях я придумал, что в центре здания будет гранитный шар, на котором изображена карта земного шара. Это отображает главную идею о том, что наш — музей — это весь мир.

- Для чего вам все это?

- Тут много факторов: слава, имидж, мое портфолио, соответствие внутренним интересам.

- Этот проект для вас стоит в ряду других или выбивается?

- Это кульминация на данный момент. Высшая точка. И надо с чего-то начинать. Начнем — честь нам и хвала, не начнем — порву и выброшу...

- Давайте не будем рвать, будем начинать. Итак, когда открытие?

- О, у меня есть точная дата. Это должно произойти в день, когда мне исполнится сто лет. Вот тогда мы откроем наш музей искусств цивилизации, равный по значимости Лувру!

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ