Наверх
vorle.ru

Нашли себе занятие

Общество

Белгородская молодежь борется с сектами, педофилами и пропавшими йогуртами.

Издавна в нашей стране существовала традиция молодежных объединений. В последнее время о них говорят все меньше, потому что на какой-то момент их деятельность свернулась. Однако относительно недавно в Белгороде возник новый проект - "Скорая Молодежная Помощь". О нем мы поговорили с его руководителем Антоном Андросовым.

- Как образовалась ваша организация и какие задачи перед ней стояли изначально?

- Всё началось с того, как я попал в движение "Наши". В 2011-2012 годах мы боролись в рамках проекта "Контрольная закупка" с продажей алкоголя и табака несовершеннолетним, а также с просрочкой. Иногда удавалось повлиять на нелегальные игровые залы - закрыли 3 таких конторы совместно с Отделом по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка. В 2012 году движение "Наши" заморозили, но у меня осталась профессиональная команда. Так был организован проект «Скорая молодежная помощь». Это та же самая "Контрольная закупка" плюс мы добавили направления по борьбе с сектами и массовые акции. У нас не было ни офиса, ни финансирования — абсолютно ничего. Просто были люди, которые собирались на улице, на лавочке. Со временем нас стали замечать.

- Ваша организация заявлена как общественно-политическая. Она больше общественная или политическая?

- Больше, конечно, общественная. У нас собраны школьники, студенты, работающая молодежь. Все, кто хочет изменить нашу жизнь к лучшему.

- На прилавках магазинов Белгорода стало меньше просрочки?

- Меньше. Если раньше фрукты и овощи часто были негодными, то сейчас в среднем два лимона и один йогурт можем найти. Раньше просрочка шла корзинами, а теперь 2-3 продукта от силы. Кроме того, нам удалось добиться, чтобы владельцы некоторых торговых сетей предлагали потребителям получить в случае обнаружения просроченного продукта такой же годный, но бесплатно.

- Не было проблем с администрацией магазинов?

- Раньше были. На нас вызывали "Альфу", сотрудников полиции, вечно нажимали красную кнопку, пытались запихнуть в подсобку. Сейчас проблем нет, потому что нас уже все знают в лицо. К сожалению, не все продавцы сознательные - многим проще штраф заплатить. Сейчас это примерно 2-3 тысячи рублей, так что не накладно. Если попадаются совсем уж упорные нарушители, то мы пикетируем их магазин. Это эффективнее всего, ведь наносит удар по имиджу и репутации.

- Как организована работа по борьбе с сектами? Они вообще есть в Белгороде?

- Конечно. Активнее всего мы боремся с сектой "Свидетелей Иеговы". В 17 лет я побил рекорд белгородской полиции. На меня написали 26 заявлений за то, что стоял с плакатом напротив здания, где проходил конгресс "Свидетелей Иеговы". Всего за 3-4 года подали свыше 600 заявлений — в прокуратуру, ФСБ, в следственный комитет, в администрации города и области, во всевозможные департаменты, в правительство. Куда только не писали. Нас это не остановило, и мы продолжаем борьбу с сектами.

- Церковь как-то помогает?

- Все, что может делать церковь — это проводить миссионерскую деятельность. На этом ее влияние заканчивается. Знаете, у нас сегодня любят поговорить о том, что, мол, "вот РПЦ прижимает всех". Это неправда.

- Расскажите о горячей линии "Сдай педофила", которую вы поддерживаете.

- Это общероссийская организация, с которой мы начинаем взаимодействовать - мониторим интернет, обрабатываем звонки, если они поступают.

- Вдохновились примером Тесака?

- Нет, методы Тесака абсолютно неэффективны. Мы либо человека находим в интернете, либо опрашиваем пострадавших, если они есть. И все передаем в Москву. Там специалисты уже смотрят.

- А в органы информацию передаете?

- Конечно. У нас есть определенные соглашения. Я как член Общественного совета при УМВД г. Белгорода активно взаимодействую с органами, и через меня вся информация проходит.

- То есть, дружите с властью?

- Мы не скрываем, что поддерживаем действующую власть, но мы при этом объясняем, почему мы это делаем. Не секрет, что иногда в некоторых молодежных организациях школьников и студентов сгоняют на митинги. Мы такое не практикуем. А так, да, мы активно взаимодействуем с правоохранительными органами, с потребительским рынком, с белгородской митрополией.

- Могут ли в вашей организации быть люди, которые придерживаются другой политической позиции?

- У нас могут состоять все желающие. Только он должны понимать, что, извините, у нас здесь висит портрет Путина. А так, пожалуйста, без проблем.

- Были какие-то совместные акции с оппозиционерами?

- Мы проводили общие мероприятия с националистами - митинговали за перенос памятника Ленину из центра города. Главное - делать полезные дела, а всем, кому с нами по пути, я желаю удачи.

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ