Наверх
vorle.ru

Ключ души

Общество

Два энтузиаста строят часовню на собственные средства.

Село Красный Острожок, которое находится рядом с Томаровкой, примечательно разве что классическими русскими пейзажами. На улицах пусто, даже собаки не лают. По лугам бродят упитанные коровы, удивленно провожающие влажными глазами незнакомцев. Вальяжно гуляют стада гусей, чувствующие себя здесь хозяевами.

Сельский магазин — это и местный клуб, и справочное бюро. Здесь знают все. И с удовольствием объясняют "городским", как добраться до целебного ключа. Речь пересыпана протяжными южнорусскими словечками. Нам советуют: "машину можете хоть открытой оставить, не тронет у нас никто".

Мы едем "по-над" последней улицей, и оказываемся возле речушки Ворсклы, которая здесь совсем узенькая и засыпана ветками. Явно самодельный мостик приводит нас на большой луг, обрамленный стеной леса. А на другом краю видна синяя крыша строящейся часовни. И над ней во все небо светит солнце...

"Параскева Пятница стояла передо мной, как живая"

Николай Тарасов и Василий Меркулов отрываются от работы, чтобы рассказать, чем они здесь занимаются.

В процессе окружающее пространство будто начинает трансформироваться и удивительным образом оживать, приобретать новые краски, наполняться запахами, голосами, ныне здравствующими людьми и тенями людей ушедших. Место становится волшебным, и вокруг вдруг вполне зримо разворачивается история.

Николай Тарасов говорит о себе, что всегда был обычным человеком. Про этот луг, на котором находился целебный ключ, он слышал с детства. Его мама родилась в 1904 году, она рассказывала, что была еще ребенком, а к ключу устремлялись нескончаемые потоки паломников.

И старожилы не могли припомнить, когда было здесь явление иконы Параскевы Пятницы, и открылся этот ключ. Говорили, что ему много веков.

"Место это почиталось как святое. И именно отсюда уходили на фронт мужики, здесь их благословлял на победу священник. Отсюда и мой отец ушел, который погиб потом на войне", - рассказывает Николай, - "В страшные военные времена недалеко стояли немецкие части, и там было много раненых. Немецкий доктор приказывал приносить ему воду из ключа, и делал с этой водой перевязки своим раненым, признавал, что вода целебная".

А в 60-ые годы, по рассказам местных жителей, какой-то ретивый начальник участка пригнал сюда бульдозер и полностью засыпал ключ. Николай Тарасов говорит, что после этого поступка прожил тот начальник ровно три дня.

Только и про ключ стали постепенно забывать. Несколько лет назад Николай услышал по радио интервью с местной жительницей бабушкой Натальей, она рассказывала о святости этого места, потому что осталась одной из немногих, кто помнил.

После этого Николаю Тарасову было видение. "Я, вроде, сплю и не сплю одновременно. И оказался я на этом лугу, а передо мной стоит Параскева Пятница. Я ее вижу, как вас сейчас. И она, вроде, молчит, но я слышу в голове ее слова "Я вам помогу". Не в смысле, что нам конкретно, а всем людям — так я это понял. А слева часовня стоит, вижу ее в мельчайших подробностях".

После пробуждения Николай перестал быть прежним, ему открылся какой-то иной смысл жизни. Он словно продолжил общение с Параскевой и понял, что для того, чтобы она могла помочь, нужно "создать ей условия", хотя она ничего не просила.

Николай Тарасов тем же утром отправился на луг и начал вырубать буйные заросли на том участке, где "стояла" святая великомученица. После этого он дал объявление в газету и стал искать единомышленников. И тут судьба свела их с Василием Меркуловым, и они принялись за общее дело.

"Никому нет до нас дела"

Меркулов работает ветеринаром, еще он профессиональный каменщик, что пришлось очень кстати. Николай называет его "инициатором и сподвижником", хвалит его дотошность в труде, говорит, что его мечта воплощается в жизнь руками Василия.

Он приходит на этот луг в свободное от основной работы время, проводит здесь вечера и выходные дни. "Это не частное, не домашнее, а святое занятие", - говорит Василий, - "но до нас никому нет дела из официальных лиц. Мы сами закупаем все материалы, бывает тяжело, конечно. Жители села пытаются помочь по мере своих сил, но основную работу мы делаем сами".

Василий вспоминает, как чистили колодец — без специальной техники, руками, как ставили железный столик, скамейку. Да, и мостик через Ворсклу оказался сваренным собственноручно Василием.

На возведение часовни ушло все нынешнее лето, сейчас здесь стоит фундамент, стены, к завершению подходит отделка крыши. Впереди — задуманная облицовка красным кирпичом, установка уже готового купола с крестом, внутренние работы. Далее они планируют разбить клумбы ("все будет здесь благоухать"), сделать купель.

Но для этого нужно найти заветный ключ. "Мы будем искать ключ", - уверяет Василий, и его уверения подтверждает свежевыкопанная траншея рядом с колодцем. "Это наша мечта, найдем ключ — будет завершение дела".

Бабий хоровод под дулами автоматов

Николай Тарасов после видения Параскевы Пятницы стал глубоко задумываться о той стороне жизни, которая, вроде, есть, а, вроде, ее и нет. Не доказана она еще современными учеными.

Но Николай уверенно говорит о духовном: "Сейчас времени у людей на это не хватает: работа, быт. Не остается нас на духовное. А вот это место святое, и, пока идут люди через луг к нему, есть у них время задуматься: а зачем я здесь, с какой целью пришел сюда. А здесь же рай земной, вы только посмотрите на природу вокруг".

Николай Тарасов с удовлетворением отмечает, что люди снова стали приходить на "ключ". Он говорит, что рад всем: старым и молодым, больным и здоровым. Приходящие сюда люди словно подтверждают важность их дела. А у Николая, по его словам, от каждого визита прибавляются силы.

Он говорит, что среди гостей были уже и москвичи, и приезжие из Украины, привозили больных на инвалидных колясках, шли с младенчиками.

У Николая теперь еще много планов. Он рассказывает удивительную историю военных времен. "Есть у нас на другом конце села живой родник. И вот в июле 1943 года гнали немцы пленных из села Драгунское на Томаровку. А женщины наши собрали еды, вышли и стали кидать в колонну пленных. Потом попросили немцев, чтобы те остановились на немного, чтобы пленных покормить им дали. А немцы и сами устали, разморились от сильной жары и сделали привал у того родника. А одна женщина узнала среди пленных то ли знакомого, то ли дальнего родственника. Звали его Иван Дудкин. И вот покормили пленных и завели бабий хоровод перед немцами. Кружились и снимали с себя платки, завернули этого парня в платки, закружили в хоровод, да и вывели из плена под угрозой расстрела".

Николай Тарасов уже поставил на том месте памятную табличку, а впоследствии хочет построить там беседку, чтобы люди останавливались отдохнуть у дороги и вспоминали эту историю.

Есть выражение "соль земли", означающее настоящих, хороших, надежных, сильных, светлых людей. Тех, на которых и держится эта земля. Можно без преувеличения сказать, что Николай и Василий относятся к таковым, они — соль земли. И еще, то недоказанное и неподтвержденное, что называется душой, очень сильно ощущается в их присутствии, начинает откликаться, светиться от их света. И пусть они пока не нашли ключ (а они его обязательно найдут!), в них самих он уже давно есть и дает силы приходящим сюда. Это ключ живой души.

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ